Нужно, чтобы люди заметили проблему суицида

10 сентября — Всемирный день предотвращения самоубийств. Мы поговорили с медицинским психологом психиатрического отделения #2 ГКБ им. А. К. Ерамишанцева Ксенией Чистопольской о том, что можно и нужно сделать, чтобы суицидов стало меньше, и что надо знать о суициде каждому.

– Что необходимо сделать, чтобы снизить количество суицидов? К чему стремиться, в каком направлении двигаться?

– Это сложный вопрос. На уровне общества двигаться, на мой взгляд, нужно к некой душевной сплоченности, неравнодушию людей друг к другу, готовности обсуждать трудные вопросы на индивидуальном уровне и на уровне сообществ, а также к снятию стигмы психиатрической помощи, как среди пациентов,так и в обществе в целом.

На уровне образовательном нужно обучать больше психологов и психиатров именно помощи при острых кризисных состояниях с суицидальным риском и самоповреждениями. На данный момент я знаю только две организации в Москве,которые обучают специалистов: это отделение суицидологии НМИЦ ПН им. В.П.Сербского и Институт организационной психологии (частный), на мой взгляд, это очень мало – как минимум на каждом факультете психологии должен быть курс по суицидологии.

На уровне государственном должны быть приняты программы превенции суицидов, проработана так называемая «цепочка суицидологической помощи» – куда человек может обратиться, как ему дойти до нужной помощи, куда его перенаправить, когда острота состояния спала, но конфликт еще до конца не решен. Этого еще нет во многих странах, но понимание, что такие звенья необходимы, уже созрело.

Кроме того, должны проводиться исследования суицидального поведения, а также аутопсии (опросы психологами и психиатрами близких людей погибшего).

Должны формироваться сообщества гейткиперов (или лайфкиперов, как они любят себя называть), которые, во-первых, проходят обучение по выявлению людей в психологическом кризисе, а во-вторых, знают, как можно с человеком в таком состоянии поговорить и куда направить. Гейткиперами могут быть учителя, полицейские, духовенство, уважаемые люди в сообществах, вообще любой желающий может пройти такое обучение и стать более зорким к личностным проблемам других людей, научиться вести беседу с человеком, испытывающим трудности, понимать, когда следует и куда можно обратиться за помощью.

Во многих программах превенции есть место для людей с суицидальным опытом, преодолевших эти проблемы, которые участвуют в мозговых штурмах специалистов. Их опыт учитывается при выстраивании специализированных программ, они указывают, на что обратить внимание помогающим специалистам и исследователям, что помогло им в трудной ситуации, а что было особенно тяжело. Так каждый голос оказывается услышан.

Нужно, чтобы люди в принципе заметили проблему суицида на уровне всей страны, а не только специалисты и даже чиновники. То есть, с моей точки зрения, люди должны понять, что в стране кончает с собой очень много людей, и это не только подростки и больные раком (хотя это отдельные острые проблемы), но и, например, очень высок уровень суицидов среди мужчин, и это теневая группа: она практически не обращается за психиатрической помощью,поэтому мы мало что знаем об этих людях. Психологических аутопсий в данных случаях не производится, отчасти потому, что эти случаи не подпадают под расследование «доведение до самоубийства», а значит, нет и разбирательств, нет приглашенных экспертов. Если бы была какая-то практика, чтобы в случае смертей от суицидов полиция передавала контакты близких психологам и психиатрам, и те могли бы выяснить обстоятельства смерти, психологические, психиатрические, социальные проблемы, с которыми сталкивался человек, это было бы большим подспорьем в дальнейшем развертывании профилактических действий. Делать это нужно очень бережно, чтобы близкие погибших получали поддержку этих специалистов, а не просто являлись источником информации.

Но, конечно, хочется, чтобы люди изначально были более настроены на запрос о помощи. А для этого их нужно информировать. Нужно сообщать, что есть определенные структуры (кабинеты бесплатной психологической помощи, телефоны доверия, центры психотерапии и т.д.), которые готовы принять людей с минимальными затратами с их стороны. И поэтому, например, в Шотландии, где работает, на мой взгляд, лучший суицидолог в мире, Рори О’Коннор, проводятся открытые лекции, обсуждения, другие события, которые привлекают внимание как молодежи, так и людей постарше, и люди просто узнают о том, что их проблема не фатальна, что им можно помочь, что специалисты есть.

– Что этому снижению, на ваш взгляд, сейчас мешает?

– На уровне общества этому мешает разобщенность, страх перед темой суицидов и вообще смерти, высокая конкурентность в обществе и перфекционизм, низкий уровень сотрудничества и, как следствие, возникающее у отдельного человека из ощущения собственного несоответствия чувство стыда. А также, опять-таки, стигма обращения за психиатрической и даже психологической помощью. Просить у кого-то поддержки, помощи, совета кажется стыдным.

На уровне государства мешает отсутствие единой стратегии превенции. Недоверие к некоторым хорошо зарекомендовавшим себя методам превенции (таким как программа А.Г. Амбрумовой, существовавшая в 1980-е годы вМоскве – она была эффективна и должна была распространиться на всю страну, но ее, наоборот, свернули). Сейчас, насколько я знаю, ведется работа по принятию похожей общенациональной программы.

– Есть ли что-то, что может сделать каждый из нас, чтобы суицидов стало меньше? И что это?

– Мне кажется, каждому из нас нужно бережнее относиться к окружающим. Наличие социальной поддержки, друга (друзей), с которыми можно поговорить, которые могут заметить, что что-то с человеком не так, могут понять, выслушать, дать какой-то отклик, порой физически помочь, очень важно.

– Что важно знать всем о суициде?

– Каждый индивидуальный случай уникален, но в целом я бы, наверное, сказала, что люди должны знать, что суицид предотвратим, что он вызывается душевной болью и ощущением безнадежности, и часто человеку трудно представить свое будущее вследствие слишком высоких требований к себе. Суицид предотвратим, во-первых, если физически увести человека из опасного места или убрать у него средства к совершению суицида, а во-вторых, предотвратим с достаточной психологической и психиатрической поддержкой и просто благодаря человеческому участию.

Что каждый человек в душе хочет быть понят и принят окружающими, и душевная поддержка очень важна, помимо помощи врачей и/или психологов.

Что спрашивать о суицидальных мыслях, если вы подозреваете, что они есть у человека, не опасно, это не спровоцирует его,напротив, это даст ему шанс открыться и поговорить по душам.

Что суицид всегда амбивалентен, человек часто хочет жить, но по-другому, и не знает, как этого достичь. Важно помочь человеку увидеть, что именно он хотел бы изменить в своей жизни, что ему не хватает, к чему он хотел бы стремиться. Помочь сфокусироваться на том, чего хочется,думать в терминах задачи, а не проблемы.

Nosuicide.ru

HTML код для сайта или блога
Где получить помощь
Что такое депрессия?
Смысл жизни
Как удержать человека от самоубийства
Признаки суицида
Как бороться с депрессией
Признаки суицидального риска
Антидепрессанты: мифы и реальность